Поиск
  • Борис Соловьев

Почему не падает курс рубля?

Мы уже неоднократно говорили, что рубль сейчас выглядит фундаментально очень слабым. Действительно, мировые цены на нефть держатся чуть выше $30 за баррель. Но это по марке Brent. Наша нефть Urals дешевле на 5-7 долларов в зависимости от условий поставки.

Между тем, на прошлой неделе курс рубля укреплялся, а с четверга-пятницы наметились признаки окончания восходящего тренда и стабилизации в районе 73-73,5 руб за доллар.

Причин этого мы видим две. Первая – это отсутствие спроса на валюту. Население сидит по домам и даже те, кто хотел бы купить доллары и евро, этого не делают – привык у нас народ покупать валюту в банке, а не на бирже, отдавая «обменникам» десятые доли процентов комиссии.

Банки с неохотой берут доллары и евро в депозиты, предлагая минимальные проценты по ним: в связи с нулевыми процентными ставками в еврозоне и США безрисково размещать валюту под положительную доходность (с учетом инфляции) просто негде.

По причине самоизоляции и перехода непродовольственных торговых сетей «в онлайн», почти до нуля снизились покупки бытовой техники и автомобилей. Следовательно, упал спрос импортеров на валюту.

Но этот фактор не главный. Мы также много раз отмечали, что нынешний курс поддерживается за счет валютных интервенций Банка России, которые в последние дни оцениваются в около 13 млрд руб в валютном эквиваленте. Но для чего это делает ЦБ?

У нас есть только один ответ на этот вопрос: чтобы Минфин смог продолжать размещать ОФЗ, привлекая рубли, необходимые в том числе для социальной поддержки населения, пострадавшего от кризиса, вызванного падением цен на нефть и коронавирусом.

На второй квартал Минфин анонсировал программу внутренних заимствований на 600 млрд руб. Но реализовать столь амбициозные планы можно только в случае стабильности рубля, в противном случае рост курса доллара быстро съест всю рублевую доходность.

В прошлую среду финансовое ведомство возобновило аукционы по размещению ОФЗ, но удачными их назвать нельзя – спрос был относительно «докризисных» времен небольшим. При этом Минфин не пошел на предоставление премии к рынку, что говорит о том, что острой потребности в деньгах пока нет.

Не исключено, что если она появится, что у финансового ведомства будет такой запасной вариант, как «попросить» Сбербанк и ВТБ увеличить покупки госбумаг. Но к этому механизму будут прибегать в том случае, если «рынок» бумаги брать не будет.

Пока же есть основания полагать, что в условиях относительной стабильности рубля, прежде всего банки активизируют покупку ОФЗ. В ближайшее время объем кредитования банками как населения, так и реального сектора резко упадет вследствие банкротства значительной доли малого и среднего бизнеса, сворачивания инвестиционных программ крупными компаниями и резкого падения доходов граждан. Но девать деньги банкам куда-то надо. Значительная часть высвобождаемых средств как раз и пойдет на покупку ОФЗ.

Однако долго такое искусственно сдерживание рубля продлиться не может. Рынок либо сам прорвет «блокаду» Банка России, например, вследствие очередного витка распродаж рисковых активов и оттока капитала из России, либо ЦБ сам снизит объем валютных интервенций, не желая дальше тратить валютные резервы.

В такой ситуации российский бюджет будет в выигрыше, поскольку заимствования пройдут по «крепкому» рублю, а расплата по долгам – по девальвированному курсу рубля. То есть, фактически, займы пройдут под отрицательную долларовую процентную ставку.

Но и такая практика порочна. Те, кто купил ОФЗ в конце прошлого года и даже в начале этого года, уже попали на разницу курса рубля.

В следующие разы инвесторы просто не поверят…

Обзор содержит исключительно мнение аналитиков, и не может служить единственным основанием для принятия инвестиционных решений. Автор (авторы) обзора не несут никакой ответственности за последствия принятых решений на основании изложенных в обзоре материалов, данных и прогнозов.

Просмотров: 3

© 2015 «Финансовые роботы».