Поиск
  • Борис Соловьев

Риски второй волны финансового кризиса нарастают

Как-то поутихли в последнее время разговоры о быстром восстановлении мировой экономики после начавшегося во второй половине февраля финансового кризиса. Вроде бы крупнейшие страны начали ослаблять карантинные меры, предприятия начинают работать, некоторые государства потихоньку открывают границы.

А уж сколько ликвидности закачали центробанки! Регуляторам, кстати, следует сказать отдельное «спасибо», пожар кризиса деньгами они залили быстро и худшего сценария не допустили. Правда, пока непонятно, чем аукнется это печатание денег…

Но если посмотреть на график S&P500, то видно, что радужные надежды инвесторов и аналитиков на быстрый, V-образный выход из кризиса растаял пару недель назад. Действительно, линия поддержки восходящего тренда (желтая линия) была пробита одним ударом 1 мая.

Кто-то может начать спорить, утверждая, что фондовый рынок имеет очень слабое отношение к реальной экономике. Это абсолютно неверное мнение. Все финансовые кризисы начинались именно с падения рынка акций и заканчивались его восстановлением. Именно рынок ценных бумаг является опережающим индикатором состояния экономики.

Правда, для России это утверждение можно использовать с большим натягом, поскольку фондовый рынок у нас развит слабо, рыночной экономики фактически нет, а курс национальной валюты зависит не столько от конъюнктуры, сколько от действий монетарных властей по его регулированию.

Но вернемся в Штаты. С начала мая фьючерс на S&P500 (он более индикативен, чем, непосредственно, сам индекс) залег в боковик. Причем инвесторы стали все острее и острее реагировать продажами на негативные поводы.

Последним из них стало обострение торговых отношений между США и Китаем. В сенат даже внесены законопроекты (целых два!) о введении санкций в отношении Китая, если он не предоставит информацию как зародилась эпидемия коронавируса и как она развивалась. А до этого неоднократно через «независимую» прессу звучали обвинения, что новый вирус был искусственно разработан в китайских лабораториях.

Если Трамп развяжет новую торговую войну, то американский рынок улетит вниз процентов на 30, утащив за собой и цены на сырьевые активы. Безболезненно для американской экономики и благосостояния граждан это не пройдет. Понимает ли эти риски американский лидер? Безусловно!

Так чего он добивается? Каких-то уступок со стороны Китая или просто формирует столь необходимый образ врага накануне президентских выборов? Если второй вариант, то для нас это очень плохо. Мы станем страшилкой для американских избирателей и получим порцию довольно чувствительных санкций, поскольку, в отличие от того же Китая, ответить на санкции нам просто нечем. Никаких подлянок Штатам мы сделать не можем, и в данном случае выступим некой боксерской грушей.

Но даже если и Трамп успокоится, то рынок вполне может начать прорисовку «второго дна», придумав другой повод. Последнее время торги проходят в боковике с границами 2779-2920 пунктов, а пробитие его нижней границы сформирует закрытие лонгов и усиление падения.

Особо настораживает то, что в последние дни в ходе азиатской сессии по рынку идут покупки и фьюч на S&P500 подрастает, а с открытием фондовых секций в США начинается его падение. Это говорит о том, что инвесторы потихоньку продают реальные активы, то есть акции.

Какое отношение это все имеет к России? Да очень простое: если Штатам будет плохо, то нам будет хуже втройне. Хотя бы потому, что упадут цены на сырьевые активы (а ничего кроме сырья продавать на мировом рынке мы не научились). Потому, что инвесторы начнут вытаскивать деньги с развивающихся рынков, а нерезиденты, для примера, владеют более 30 процентов находящихся в обращении ОФЗ. Следовательно, будет еще одна девальвация рубля…

Не обязательно, что описанный нами негативный сценарий реализуется. Все-таки Трампу для избрания на второй и последний для него президентский срок (США не будут менять конституцию для избрания Трампа президентом на 30 лет) нужно восстановление экономики, или хотя бы явные признаки победы над кризисом.

Просмотров: 1

© 2015 «Финансовые роботы».