Поиск
  • Борис Соловьев

Россия поддержала решение ОПЕК не наращивать добычу нефти

Нефтяные министры стран ОПЕК+ приняли решение пролонгировать действующие в настоящее время квоты на добычу нефти на июль. В мае и июне страны расширенного картеля должны были сократить добычу на 9,7 млн баррелей, из которых 100 тыс приходилось на Мексику. Теперь Мексика в общем расчете не учитывается, но эти 100 тыс погоды не делают, тем более что Мексика в силу низкого спроса и так добывала меньше, чем могла бы по договору.

Из этого объема 2,5 млн баррелей составил объем сокращения Россией. Надо прямо сказать, что для нас это абсолютно невыгодно.

Интересно оценить последствия для нас этого решения. Сделать это можно на основе выпадающих доходов бюджета от нефтяного сектора.

Давайте сделаем грубые оценки. Итак, в мае цена на нефть выросла примерно на 50%. Россия в этом месяце сократила добычу на 25%, будем считать, что примерно на столько же упал и экспорт. Но в рамках бюджетного правила, когда на основе показателя выпадающих доходов бюджета рассчитывается объем валютных интервенций, Минфин сократил объем продажи валюты лишь на 11%. То есть для России снижение продажи нефти несет более негативный эффект, нежели падение цен на углеводороды.

Впрочем, это очень относительно – в апреле мы видели отрицательные цены не только на североамериканскую нефть WTI, но и на нашу Urals. Но и какой прибыли в такой ситуации говорить не приходится.

Так почему Россия пошла на этот невыгодный для себя шаг? Ответ простой: испугались очередной ценовой войны, которую несомненно развязался бы Саудовская Аравия, как она сделала это в марте-апреле, когда мы по дурости решили вообще выйти из соглашения ОПЕК+.

Есть и еще две важные причины. Относительно высокие цены на нефть придадут стабильность рублю, что остро необходимо накануне голосования по разрешению Путину избираться еще на два президентских срока.

Кроме того, «дорогая» нефть будет стимулировать спрос на ОФЗ, который в последнее время немного падает из-за того, что доходность по близким к погашению бумагам опустились в район 4,6-4,8% годовых. Именно за счет увеличения внутренних заимствований планируется финансировать дополнительные расходы бюджета и его выпадающие доходы из-за коронавируса.

Если верить нашему министру энергетики Новаку, то в мае профицит предложения нефти составлял порядка 7 млн баррелей в сутки, в июне должен сложиться паритет, а в июле будет дефицит 3-5 млн баррелей.

Но дефицит не означает, что нефть пойдет в гору. Прежде всего, потому, что практически все страны накопили огромные запасы нефти. Хранилища заполнены практически под горловину, и сейчас многие будут отдавать нефть, утрированно говоря, по той цене, которую за нее дадут.

Не ждем роста нефти и на следующей неделе. Особых драйверов для этого нет, а решение ОПЕК+ уже заложено в цены. Более того, вполне логично ждать фиксацию прибыли «по факту», что может увести котировки с пятничных 42 долларов в район 37-39 долларов.

Некоторый восходящий импульс может дать решение Саудовской Аравии, ОАЭ и Кувейта продлить добровольное снижение квот почти на 1,2 млн баррелей. Ранее, когда Россия выкаблучивалась и прямо не поддерживала намерение не наращивать добычу, саудиты с партнерами заявили, что отказываются от данного шага.

Впрочем, в любом случае у нефти будет так называемый «инфляционный» рост. Накачка мировой финансовой системы новыми деньгами вызовет неизбежный всплеск инфляции, то есть обесценивания денег. Поэтому со временем будет дорожать долларовая стоимость всех сырьевых товаров, в том числе и нефти.

Просмотров: 1

© 2015 «Финансовые роботы».